Sir John Tenniel

Представление художников, показ интересных работ.

Модератор: Andrey Feldshteyn

Sir John Tenniel

Сообщение Sergey Samonenko » Ср сен 01, 2010 12:44 pm

12 августа совершенно случайно забрел в выставочный зал библиотеки им. В.В. Маяковского (Невский, 20). Это был последний день работы замечательной выставки «Оригинальные гравюры Джона Тенниела. Алиса в Стране Чудес».

Изображение

Прекрасный зал был практически пуст и можно было спокойно рассмотреть работу художника.

Изображение
Изображение

Изображение

В стоимость входного билета – 150 руб. входил очень хороший каталог выставки.

Изображение

В интернете достаточно много информации о Тенниеле и его работе над иллюстрациями к Алисе, есть полное собрание рисунков. Тем не менее, мне показалась интересной статья из каталога, тем более, что в ней приводится много деталей о Тенниеле, как карикатуристе. Привожу ее почти полностью.

Схемы тоже из каталога, в конце легкая путаница, но все равно замечательно, особенно: «Продолжение следует…»
Рисунки для иллюстраций взяты здесь:
http://www.johntenniel.com/index.php

Sir John Tenniel

Изображение

Английский художник и карикатурист.
Первый (после самого автора) иллюстратор книг Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране Чудес» (1865) и «Алиса в Зазеркалье» (1872).
Тенниел с детства увлекался рисованием, , учился в Королевской академии художеств, но не окончил ее. Первая его выставка в лондонской частной галерее на Саффолк-стрит прошла в 1837 году, когда художнику не было и 17 лет. В 1845 году ОН исполнил фреску «Аллегория правосудия» для Палаты лордов в Вестминстерском дворце.
Несколько карикатур Тенниела были приняты журналом «Панч» (Punch), и одна из них, где лидер вигов сэр Джон Рассел в облике Давида нападал с мечом на кардинала Вайзмана, Голиафа Римско-католической церкви, так расстроила штатного карикатуриста Ричарда Дойла, что он ушел из журнала. Редактор Марк Лемон решил заменить Дойла Тенниелом, и в декабре 1850 года тот стал постоянным карикатуристом «Панча». У слепого на один глаз Теиииела была фотографическая память, и он никогда не использовал моделей или фотографии, когда рисовал. Когда это было возможно, он старался встретиться с ведущими политическим деятелями, чтобы вблизи рассмотреть объекты своих карикатур. Тенниел проработал в «Панче» больше полувека, покинув журнал в 1901 году.
Помимо работы в «Панче» Тенниел создал множество книжных иллюстраций. Кроме «Алисы» он проиллюстрировал в частности, «Рождественские истории» Диккенса (1854), стихотворения Эдгара По (1858), «Сказки тысяча и одной ночи» (1864). В 1893 году художник был возведен в рыцарское достоинство за заслуги перед искусством.
КЭРРОЛ И ТЕННИНЛ: ЛЕД И ПЛАМЕНЬ
Гравюры Джона Тенниела к дилогии Льюиса Кэрролла о приключениях Алисы стали, пожалуй, самыми узнаваемыми образами в истории книжной графики. Первым иллюстратором «Алисы» был сам Кэрролл, и его взгляды на внешний облик персонажей сильно отличались от взглядов Тенниела. Кэрролл собирался руководить процессом создания иллюстраций, которые должны были соответствовать уникальному настроению книги, создавать в воображении читателей живые образы фантастических персонажей, населяющих Страну Чудес и Зазеркалье. К тому же книга была посвящена вполне реальной Алисе Лидделл, и Кэрроллу хотелось в качестве главной героини иллюстрации видеть девочку, похожую на нее.
Но Кэрролл недостаточно хорошо знал Тенниела. Вообще они были настолько разными людьми, насколько это только можно вообразить. Тихий, вдумчивый сын приходского священника и экспансивный карикатурист из «Панча», чей отец был учителем фехтования и танцев, проводили все время работы над иллюстрациями в постоянных спорах. Кэрролл считал, что образы героев должны максимально точно соответствовать его концепции, ведь он – автор книги. Но Тенниел тоже считал их своими персонажами, ведь он – автор рисунков. Поэтому, несмотря на все протесты писателя, Алиса из темноволосой девочки с короткой стрижкой стала блондинкой с длинными прямыми волосами.

Изображение Изображение

А Белый Рыцарь, которого Льюис Кэрролл считал своим alter ego, cтал подозрительно похожим на автора иллюстраций. Художник даже не пошел на компромиссный вариант, когда Кэрролл попросил его хотя бы убрать у рыцаря шикарные седые усы – точь-в-точь как у Тенниела.

Изображение Изображение

Несмотря на постоянные разногласия писателя и художника, работа двигалась довольно быстро, и оба автора были довольны результатом. Характерная, чуть гротескная манера тенниеловской графики как нельзя лучше подходила к необычному, парадоксальному тексту сказок. К тому же в описании некоторых персонажей книги содержались шутливые намеки на деятелей английской политики середины XIX века, что было близко Тенниелу как штатному карикатуристу главного британского сатирического журнала. Например, человек в одежде из белой бумаги, которого Алиса встречает в купе поезда, был для Кэрролла символом бюрократизма, а Тенниел, в свою очередь, придал ему черты британского премьер-министра Бенджамина Дизраэли. А Лев и Единорог – символы Британии – в исполнении Тенниела похожи на того же консервативного премьера Дизраэли и Уильяма Гладстона, лидера либералов.

Изображение Изображение

Впрочем, источником вдохновения Тенниела служили не только реалии тогдашней Англии. Герцогиня, перед гневом которой так трепетал Кролик, была срисована с написанного Квентином Массейсом карикатурного портрета герцогини (1525-1530, Национальная галерея, Лондон), считающегося изображением жившей в XIV веке Маргариты Тирольской, - она имела репутацию самой безобразной женщины истории и прозвище Маульташ («рот кошельком»). А иллюстрация, изображавшая «всю королевскую конницу всю королевскую рать», была прямой пародией на средневековые батальные сцены, которые, как и все средневековое, стали популярны в викторианской Англии усилиями прерафаэлитов, Джона Рескина и Уильяма Морриса.

Изображение Изображение

Тенниел, как и Кэрролл, воспринимал работу над книгой, как увлекательную игру. Поэтому он старался максимально наполнить гравюры различными шутливыми, гротескными и просто необычными деталями, которые должны были быть видны только внимательному зрителю. На той иллюстрации, где Алиса выходит из зеркала, попадая в Зазеркалье, художник оставил не простую, а зеркально отраженную подпись.

Изображение Изображение

Увлечение Тенниела танцами, которое он унаследовал от отца, тоже нашло своеобразное воплощение в иллюстрациях к «Алисе»: в позах персонажей его рисунков были отражены все пять позиций классического балета.

Изображение Изображение
Изображение Изображение
Изображение

Тенниел создал настоящие шедевры, которые прекрасно сочетались с настроением книги, но это нисколько не улучшило его отношения к автору этого замечательного произведения. Когда после окончания работы над иллюстрациями к «Алисе в Зазеркалье» Кэрролл хотел предложить Тенниелу продолжение совместной работы, тот ответил, что не сможет этого сделать, ибо исчерпал свой талант книжного иллюстратора. Но в приватной беседе художник заявил, что редкий человек может г выдержать даже неделю постоянного общения с «этим старым занудой».
С тех пор было создано огромное количество иллюстрации к «Алисе», но стоит заметить, что никто из художников не смог превзойти Тенниела, рисунки которого к книгам Кэрролла до сих пор активно публикуются. Между тем другие его книжные иллюстрации, выполненные столь же искусно, все же не получили широкой известности. Именно в СВЯЗИ с книгами об Алисе имя Тенниела продолжает жить, не только благодаря магическому сочетанию смелой фантазии и виртуозного мастерства, но также благодаря тому, что сама книга и ее ставшие уже каноническими иллюстрации долгое время были и остаются источником вдохновения для многих художников. И сегодня, как и сто лет назад, актуальна фраза, напечатанная в одном из номеров журнала «Панч» 1907 года: Алиса Тенниела до сих пор остается Королевой!
КСИЛОГРАФИИ ТЕННИЕЛЛА
Согласно биографу Джона Тенниела Родни Энжену, свои иллюстрации к «Алисе» художник выполнял тем же методом, что и карикатуры для журнала «Панч»: сначала делались карандашные наброски, потом рисунки «чернилами и китайскими белилами» для воспроизведения на дереве, затем они переносились на деревянную форму с помощью кальки и, наконец, гравировались на дереве самыми искусными резчиками в соответствии с самыми высокими стандартами. Кэрролл же в процессе изготовления ксилографии вносил множество (дорогостоящих!) исправлений.
Тенниел лично калькировал рисунки на доски, изготовленные из самого твердого европейского дерева – самшита. В то время самшит являлся лучшим материалом для печатных форм, что чуть не стало причиной полного истребления этой породы дерева в Европе. Гравировальные работы поручили лучшим мастерам Лондона – братьям Дэлзиел. Ha гравюрах можно увидеть подпись одного из братьев, Эдварда Дэлзиела, который и занимался резкой форм. Он же посоветовал не портить эту тонкую работу, печатая иллюстрации непосредственно с деревянных клише, а использовать новейшие по тем временам технологии. С резных форм методом гальванопластики были сделаны металлические клише, с которых и был напечатан тираж книги. С одной стороны, это позволило сохранить деревянные формы в первозданном виде, с другой – ухудшило качество печати. Первый тираж «Алисы в Стране Чудес» был признан Тенниелом неудачным; по его требованию Кэрролл отозвал все 2000 экземпляров, - и почти все они были уничтожены. Заказ перенесли в другую типографию, и на этот раз результат печати был признан вполне удовлетворительным.
Но до 1988 года читатели так и не могли увидеть эти иллюстрации воссозданными с той высочайшей степенью детализации, с какой их выполняли Тенниел и Дэлзиелы. И только после издания первого и единственного тиража этих гравюр, напечатанного с оригинальных резных досок, широкая публика получила возможность увидеть потрясающую ювелирную четкость штриха, которой так не хватало предыдущим изданиям. Картинка стала более отчетливой и ясной, она словно засветилась изнутри. Легко представить гнев Тенниела, увидевшего темные, смазанные отпечатки в первой партии гальванопластических репродукций.
Степень влияния книг об Алисе на мировую культуру XX-XXI века трудно переоценить. Ho нельзя также забывать о том, что иллюстрации Тенниела стали хрестоматийными хрестоматийными изображениями сказочных обитателей миров Льюиса Кэрролла. Поэтому зрительный ряд многих фильмов и мультфильмов по книгам Кэрролла часто напоминает классические тенниеловские рисунки: те же гротескные детали, непропорционально большие головы персонажей, характерные элементы одежды. И можно сказать, что при всех различиях характеров Кэрролл и Тенниел сумели дополнить таланты друг друга, создав удивительно целостную и органичную книгу.
Представленные на выставке гравюры были напечатаны на высококачественной бумаге марки Zerkall Halbmatt – ее тональность полностью соответствует бумаге, использовавшейся для печати первого издания книги «Алиса в Зазеркалье». Год изДания-1988.

Изображение
Изображение
Sergey Samonenko
 
Сообщения: 1956
Зарегистрирован: Пн окт 22, 2007 10:45 am
Откуда: Санкт-Петербург

Вернуться в Художники и их невероятные произведения.

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


cron